на главную страницу
на главную страницу карта сайта отправить письмо
предыдущее фотоследующее фото
Выездная служба оказывает помощь 40-50 пациентам в месяц по принципу «стационар на дому».
...Когда смерть разлучает с любимыми, человек начинает думать, что никто не страдал так, как страдает он. Однако несчастья не знают исключений. Но то, как мы справляемся с горем, и в самом деле является неповторимым и личностным....
Психологические аспекты
 
Чего мы боимся? Страхов у современного человека очень много: боязнь потерять работу, страх ухода из семьи любимого человека… Но самый глубокий страх, самый первобытный страх человека – страх смерти…

Поэтому, если у человека обнаруживается неизлечимое заболевание, то он и его близкие просто оказываются неподготовленными к тому, что часы жизни отмеряют последние недели и процесс этот не повернуть обратно. Больной и его семья попадают в условия тяжелейшего кризиса, справиться с которым порой трудно даже очень сильным людям.

Именно тогда на помощь приходят сотрудники хосписа – проводники на пути перехода человека в мир иной.


Самарский хоспис находится на территории отделения эндоскопической хирургии одной из частных городских клиник.

В вестибюле я надеваю белый халат, полиэтиленовые бахилы на ноги и вместе со старшей медсестрой Галиной Ивановной иду в палату хосписа.

Двухместная палата оборудована по последнему слову современной медицинской техники – кровати с пультом управления, меняющие форму в зависимости от желания пациента, антипролежневые матрацы, телевизор, кондиционер, на стенах висят картины с умиротворяющими пейзажами.

Не надо думать, что в хосписе находятся только те умирающие, за которыми некому ухаживать дома. Это только та часть больных, которые попадают сюда по социальным показаниям.

Рак на последней стадии – это часто очень сильные боли, а купировать болевой синдром в домашних условиях не всегда возможно.

Также бывает, что на фоне рака у пациента обостряются сопутствующие заболевания. Если их не лечить, то может быть и так, что человек умрёт гораздо раньше срока, отпущенного ему страшной болезнью. Такие пациенты помещаются в хоспис по медицинским показаниям.

Часто больные не принимают свой страшный диагноз, не хотят верить, что их жизненные часы отсчитывают последние минут.

Иногда врачи пытаются подвести таких больных к осознанию своего положения. Спрашивают: «Вас кто смотрел? Онколог? И что он сказал?». Те отвечают: «Да, смотрел онколог. Сказал, что у меня там что-то есть…» Они боятся даже проговорить вслух то, что сказал им доктор.

Вытеснение больными своего диагноза приводит их к беспокойству и агрессивности. У них появляется озлобленность по отношению к родственникам и к медицинскому персоналу. Они постоянно спрашивают: «А почему меня сюда привезли? Почему мне не становится легче? Значит тут плохие врачи, значит, меня неправильно лечат!».

Иногда больные уходят, так и не зная, от чего они умирают.

А другие пациенты принимают свой диагноз, они знают, что жить им осталось недолго, и стараются за то короткое время завершить свои дела, проститься с родными, сказать друг другу то, что не было сказано когда-то.

Иногда пациенты приглашали в палату хосписа нотариуса и составляли завещание.


Очень часто бывает так, что родственники больного, узнав его диагноз, стараются скрыть от него страшную правду, пытаются напустить на себя показную весёлость и оптимизм.

Но человека, тем более смертельно больного, когда у него обостряются все чувства, трудно обмануть. Он всё понимает, но, чтобы не расстраивать близких, принимает их игру, тоже начинает притворяться, что всё хорошо, что он ничего не знает, и не знает, что они знают, и получается, что в последние, самые важные месяцы перед смертью вся семья больного живёт во лжи.


Сотрудники хосписа считают, что в любом случае говорить правду необходимо. Они говорят, что человек может уйти из этого мира спокойно только тогда, когда все его дела здесь будут завершены.

Да, в первое время после сообщения диагноза будут и неверие, и слёзы, и агрессия, но через это проходят все. Нужно дать человеку возможность сказать и получить последнее «прости». Тогда он уйдёт в мире и спокойствии. Именно на это направлена основная работа хосписа.



– Главное для нас здесь – лечить не тело, а душу человека, – рассказывает старшая медсестра хосписа Галина Ивановна. – Помогаем своим теплом и вниманием. Я могу посидеть с каждым, поговорить, они мне часто рассказывают о семье, делятся своими проблемами. Боль бывает не только физическая, но и душевная. Посидишь, поговоришь и смотришь – глазки посветлели, и боль куда-то ушла. И заснёт рядом с тобой, потому что больные легче засыпают, когда чувствуют, что кто-то рядом.



Деятельность хосписа разделена на две сферы: стационар и выезды на дом к пациентам. Основная работа происходит именно на дому, в месте, где человек прожил всю свою жизнь и где ему приходится умирать… За день сотрудникам хосписа нужно навестить нескольких больных.

Для того, чтобы работать в хосписе, человеку нужно быть внутренне сильным, мудрым сострадательным и очень сильно любить людей. Иначе он не выдержит этой страшной работы и сгорит сам.

Потому что служение в хосписе отличается от работы в любом другом медицинском отделение тем, что здесь больные никогда не выздоравливают. Это хоспис. Сюда приходят умирать. Каждый находится бок о бок со смертью, с пониманием, что ты НИЧЕГО против неё не сможешь сделать…

Где они, сотрудники хосписа, берут силы для этого?



– Сила – она у Бога. Я верующий человек, и если бы я смотрела на это как на работу, то я бы, наверное, долго не выдержала, – говорит Таня Парфёнова (психолог) – Для меня этот труд – служение Богу. Я отдаю то, что даёт мне Бог, а этот источник неисчерпаем. Я радуюсь, когда мои профессиональные знания и личностные качества помогают людям скрашивать их последние дни, месяцы в этом мире, Когда я могу сорганизовать семью таким образом, что они уже не будут чувствовать себя потерянными, не знающими, куда им идти, как помочь близкому человеку, когда он кричит от боли.

- Знаете, у умирающего человека происходит изменение масштаба времени. Жизнь становится подробнее. Их мир ограничивается их телом. Мировые глобальные проблемы отходят на задний план, расчёсывание волос по утрам превращается в долгую, обстоятельную процедуру с внимательным бездумным прислушиванием к собственным ощущениям…

- Очень важен физический контакт с пациентом: погладить, потрепать по плечу, просто подержать за руку. Умирающий человек уже наполовину не здесь, вся его личность, всё тело готовится к переходу в мир иной. Физический контакт – самый реальный. Когда дотрагиваешься до умирающего человека, это для него весть из жизни, из мира, который он покидает, что его в этом мире помнят и любят.



Сотрудники хосписа часто привязываются к своим пациентам. Иногда они становятся для них почти друзьями. И когда они умирают, люди в белых халатах тоже испытывают скорбь и боль утраты.

Как мне сказала Таня, главное в таких случаях – разрешить себе испытывать боль. И ни в коем случае не отгораживаться от неё, притворяясь, что «это всего лишь моя работа».

Да, работа, но умирают живые люди. Каждый человек со своими мечтами, мыслями, чувствами и своим опытом – мир.

Когда умирает человек, исчезает целая вселенная. И если сотрудник хосписа честен с самим собой, если он признаётся себе в том, что уход этого человека – большая потеря и для него лично, и разрешает себе плакать о его смерти, то он не сгорит на этой, наверное, самой тяжёлой в мире работе.



Анна ПЕНКИНА
«Московский комсомолец» в Самаре. 27 октября – 3 ноября 2004 года


Выездная службаВыездная
служба
Стационарное отделениеСтационарное
отделение
Другие виды деятельностиДругие виды
помощи
© Самарский ХОСПИС, 2008-2017 443067, г. Самара, ул. Гагарина, 85 А
(846) 262-22-41, 262-22-42
hospice@mail.radiant.ru
Хотите помочь?
Дизайн и разработка сайта
art.intellect
Разработка сайта - Art.Intellect